Манчестер Сити все же обыграли Суонси

  Матчи

Александр Иванов: "Счастье - это ходить по лестнице, когда колени не болят"

Опубликовано: 01.02.2018

Болезнь близкого человека, предстоящая операция или долгое лечение — нелегкое испытание для каждой семьи и повод всерьез заняться поиском «своего» врача. Врача, которому доверяешь. Того, кто готов взять на себя труд не формально, а ответственно и с душой вести своего пациента от самого начала болезни и до победного выздоровления, смотрите на сайте спортивная база хоккей. Настоящего профессионала в своей области.

Рассказывает жительница Москвы Ирина Т. :

— Когда все ортопеды в один голос сказали моей маме, что при ее коксартрозе 4 степени без эндопротезирования (замены) тазобедренного сустава не обойтись — адские боли при каждом шаге ее уже и так мучили не один год — я поняла, что надо искать хирурга.

Эндопротезирование — операция, конечно, не уникальная, в России ее делают более 30 лет. Но от рук хирурга, его компетенции, опыта, слаженности его команды зависит очень многое: и выбор протеза, и качество самой операции, и вероятность осложнений даже спустя годы. Да и мама, в конце концов, у меня единственная, абы кому я ее здоровье доверять не стану.

Как я искала? Не придумав ничего нового, я обзвонила всех друзей, коллег, знакомых и незнакомых мне лично, но рекомендованных как людей, переживших такую же операцию (а их оказалось на удивление много! ), выслушала десятки историй и самое главное — отзывов о делавших операцию врачах. Конечно, Москва — особый город, и медицина здесь — лучшая в стране, выбирать есть из кого.

Болезнь близкого человека, предстоящая операция или долгое лечение — нелегкое испытание для каждой семьи и повод всерьез заняться поиском «своего» врача. Врача, которому доверяешь. Того, кто готов взять на себя труд не формально, а ответственно и с душой вести своего пациента от самого начала болезни и до победного выздоровления, смотрите спортивная база хоккей. Настоящего профессионала в своей области.

Рассказывает жительница Москвы Ирина Т. :

— Когда все ортопеды в один голос сказали моей маме, что при ее коксартрозе 4 степени без эндопротезирования (замены) тазобедренного сустава не обойтись — адские боли при каждом шаге ее уже и так мучили не один год — я поняла, что надо искать хирурга.

Эндопротезирование — операция, конечно, не уникальная, в России ее делают более 30 лет. Но от рук хирурга, его компетенции, опыта, слаженности его команды зависит очень многое: и выбор протеза, и качество самой операции, и вероятность осложнений даже спустя годы. Да и мама, в конце концов, у меня единственная, абы кому я ее здоровье доверять не стану.

Как я искала? Не придумав ничего нового, я обзвонила всех друзей, коллег, знакомых и незнакомых мне лично, но рекомендованных как людей, переживших такую же операцию (а их оказалось на удивление много! ), выслушала десятки историй и самое главное — отзывов о делавших операцию врачах. Конечно, Москва — особый город, и медицина здесь — лучшая в стране, выбирать есть из кого.

ТЯЖЕЛАЯ АТЛЕТИКА

Его зовут Александр Иванов, ему 22 года, и он чемпион мира 2010 года в весовой категории до 94 кг. На российском первенстве в Саранске на прошлой неделе Иванов поднял 411 кг в сумме упражнений. Объяснить красоту поступка людям, давно не принимавшим на грудь что-либо тяжелее пол-литра, невозможно. Для всех остальных - короткая памятка. Заросший щетиной мировой рекорд Кахи Кахиашвили, установленный еще в 1999 году, всего на один кило больше саранской суммы нашего героя. Как так получилось, он сам сейчас вам все расскажет.

МИРОВОЙ РЕКОРД НЕ ПЛАНИРОВАЛ

- Изучив протокол, можно сделать вывод, что вы все в Саранске спланировали так, чтобы превысить мировой рекорд в сумме? - спросил я, и сразу испугался собственного вопроса, когда Иванов взял тяжелую, весом с мировой рекорд, паузу.

- Нет, - веско ответил штангист.

Надо было как-то продолжать разговор. На интервью этот диалог пока что не тянул.

- А как дело-то было?

- Мировой рекорд на чемпионате России ничего не дает (из-за отсутствия международного допинг-контроля. - Прим. С.Б. ). Задача была поднять хорошую сумму. Чтобы котировалась на международной арене. У меня до Саранска личный рекорд равнялся 408 кг. Хотелось превысить его. Для начала.

- А что чувствует спортсмен, который идет превышать личный рекорд, но в первом же подходе в рывке срывает штангу?

- А что тут чувствовать? Не собрался я правильно, не сделал того, что обязан был сделать. Можно сказать, халатно отнесся к подходу. Ко второму приложил уже больше усилий. У меня ведь какое к этому отношение - я на каждый конкретный вес выделяю ровно столько сил, сколько необходимо, чтобы его поднять. Есть спортсмены, которые каждый подход выкладываются на все сто, но я так не могу. И не хочу.

176

Суонси Сити

Новости клуба АПЛ Суонси Сити

добавить на Яндекс




На главную